Новости

Денис Буцаев: «Мы в первую очередь помощники»

Изображение

Денис Петрович, когда закончится формирование структуры «Российского экологического оператора»?

Основные регистрационные процедуры завершены 9 апреля. План работы ППК «РЭО» в 2019 году утвержден Наблюдательным советом. Думаю, этот этап можно считать завершающим в формировании компании. 

Почему выбрана такая форма, как публично-правовая компания?

Это оптимальная организационно-правовая форма для компании, учредителем которой является государство. У нее две основные цели: первая — стать институтом развития, вторая — центром компетенций. Под институтом развития понимается помощник региональных операторов и субъектов РФ, который привлекает инвестиции для реализации программ по строительству мусороперерабатывающих мощностей с участием государственного или частного финансирования. Под регулятором — интегратор федеральной территориальной схемы обращения с отходами. Это структура, которая позволяет видеть картину обращения ТКО в целом по стране.

«Мусорная» реформа стартовала в начале года, сейчас, по сути, выстраивается новая отрасль. И ППК в этой работе отводится одна из главных ролей. Какие задачи вы ставите перед собой и компанией? 

Уверен, что стартовавшая реформа должна привести к созданию прозрачной схемы обращения с ТКО. Одна из стратегических целей РЭО — повышение инвестиционной привлекательности экологической отрасли России, создание понятных, простых и справедливых условий участия в развитии инфраструктуры и механизмов работы в сфере обращения с отходами. 

Чтобы понять, как регионы подошли к реализации новой системы обращения с отходами, какова ситуация с инфраструктурой, планируется с помощью экспертов проанализировать территориальные схемы, а также создать единую федеральную территориальную схему, чтобы видеть полноценную картину сбора, переработки и захоронения отходов в стране. Несмотря на то, что эти схемы преимущественно были разработаны в прошлом году и утверждены, они нуждаются в дополнительном анализе. 

России предстоит пройти путь, на который у других стран ушло несколько десятилетий. У нас задача, не повторяя ошибок, пройти его быстрее и эффективнее. Поэтому сегодня важно четко понимать, что существующей инфраструктуры в стране недостаточно для обработки производимых отходов. Соответственно, задача реформы — создавать нормативное количество объектов для корректной работы отрасли. 

Сколько точно отходов ежегодно образуется в России, сегодня определить достаточно непросто, так как схема обращения с ТКО непрозрачна, современные технологии либо не используются, либо используются неэффективно. Неидеальна и система образования тарифов. Этими проблемами и будет заниматься публично-правовая компания.

Из регионов поступает много обращений по пересмотру СанПиН, по тарифному регулированию. Входит ли в задачи ППК «РЭО» решение подобных вопросов и взаимодействие с другими федеральными структурами, курирующими отрасль? 

Конечно, ППК «РЭО» будет активно участвовать в совершенствовании законодательного регулирования и напрямую взаимодействовать с ответственными министерствами. Сейчас совместно с Минприроды России, Минстроем России и ФАС России дорабатываем изменения, касающиеся целого ряда аспектов тарифного регулирования, вопросов раздельного сбора и санитарных правил, которые изменят периодичность вывоза коммунальных отходов транспортными компаниями. Также с Министерством промышленности и торговли РФ собираемся скоординировать наши программы по поддержке производства оборудования для отрасли. 

Публично-правовая компания может аккумулировать заказы региональных операторов на технику. Мы уже начали обсуждать с несколькими предприятиями локализацию оборудования, которое сейчас остро необходимо для отрасли. Вместе с Минпромторгом мы рассматриваем возможность создавать обеспеченные инфраструктурой площадки для прихода инвесторов в переработку коммунальных отходов. Это будет что-то похожее на индустриальные парки или технопарки, в которых созданы все необходимые условия. 

Как вы видите систему взаимодействия между ППК и регионами? Вы будете работать с регоператорами напрямую или через органы власти? 

Одно из стратегических направлений работы «РЭО» — работа с регионами. У нас будет сформирован департамент, который займется методологической и технологической помощью и будет консультировать. 

Мы будем выезжать на место, смотреть, что происходит не так, является ли это следствием плохого взаимодействия с региональным правительством или возникла какая-то ошибка в работе самого регионального оператора. Будем предлагать помощь региональным операторам и органам власти. Мы не планируем создавать отделения компании по всем регионам.

Вы наверняка сделали аналитический срез по субъектам. Есть ли предварительный список регионов, которые нуждаются в поддержке и строительстве инфраструктуры в первую очередь? 

Мы получили 28 заявок от субъектов РФ и большинство касается создания новых мощностей для обработки и утилизации ТКО, однако в некоторых предложено построить новые полигоны. Даже по 28 субъектам потребность в объемах финансирования в инфраструктуру около 60 млрд рублей. Общую потребность в современной инфраструктуре по обращению с коммунальными отходами получится рассчитать после ревизии территориальных схем в субъектах РФ. Планируем завершить эту работу в третьем квартале 2019 года. 

В каком размере будет оказана поддержка отрасли со стороны государства? Каков предполагаемый объем инвестиций? На каких условиях будет выделяться финансирование? 

В составе нацпроекта «Экология» есть федеральный проект «Формирование новой комплексной системы обращения с твердыми коммунальными отходами», на реализацию которого предусмотрено порядка 100 млрд рублей до 2024 года — это средства на создание новой отрасли обращения ТКО, софинансирование строительства современных объектов по обращению с ТКО, а также на формирование единой федеральной системы по обращению с отходами. Условия направления средств будут утверждены на Наблюдательном совете ППК «РЭО» в июне этого года. Со второго полугодия планируется запуск первых пилотных проектов.

На строительство каких объектов будут направляться эти средства? 

Логика софинансирования очень простая — в первую очередь будут поддерживаться те проекты, которые способствуют достижению показателей национального проекта. Основных показателей три: обработка отходов не менее 60% от входящей массы ТКО, утилизация не менее 36% от общей массы и импортозамещение. 

Ранее заявлялось, что ППК — это форма участия государства в проектах по развитию инфраструктуры с применением самых разных бизнес-моделей. Какие из них вы считаете наиболее подходящими для отрасли? 

Чтобы привлечь инвестиции в отрасль, необходимо запустить новые инструменты и оживить механизмы, которые уже существуют, но не работают по каким-то причинам. Например, концессии. Если мы сможем предложить новый формат софинансирования, в том числе, за счет бюджетных источников, то мы сможем значительно увеличить приток внебюджетных инвестиций.

Какие критерии работы будут взяты для оценки деятельности регоператоров?

Региональный оператор должен оказывать услугу в том объеме, который указан в соглашении. Основным оценщиком все-таки является население. 

Правильно ли мы понимаем, что «РЭО» — это в первую очередь помощник регоператоров, а не надзиратель?

Мы в первую очередь помощники. Наша задача — поддержать региональных операторов, скоординировать их работу, выстроить коммуникацию на уровне государства и отдельных регионов со всеми игроками отрасли. 

В апреле в газете «Ведомости» вышла статья «Мусорная реформа столкнулась с неплатежами», в которой предполагается, что многие регоператоры в связи с неплатежами населения могут прекратить работу. Как вы считаете, насколько реален такой вариант развития событий? ППК «РЭО» планирует как-то подстраховать отобранные компании?

Регионы должны перейти полностью на новую систему в течение этого года, только у Москвы и Санкт-Петербурга чуть больше времени. Мы уверены, что собираемость платежей по регионам можно поднять за счет привлечения к этой работе расчетных центров и других игроков рынка, которые профессионально занимаются этой деятельностью. 

Нацпроект «Экология» ставит задачу довести к 2024 году объем обработки до 60% и утилизации — до 36%. По вашим оценкам, удастся ли России сделать то, к чему в Германии, например, шли более 40 лет? 

Да, мы достигнем этого показателя. Существующие технологические решения, в том числе созданные в Российской Федерации, очевидно позволят это сделать. Нам необходимо скорректировать существующие и принять новые законодательные акты. Мы должны ввести единообразие территориальных схем и предусмотреть сотрудничество между субъектами. 

После запуска государственной информационной системы мы сможем определить реальный баланс мусора в России на разных этапах его жизненного цикла, начиная с мест образования и заканчивая переработкой. Это даст нам возможность грамотно формировать инвестиционные программы, понимать, где требуется новая инфраструктура, а где она избыточна. В дальнейшем эта информация позволит нам увеличить число инструментов для привлечения инвесторов в отрасль.

Одна из проблем реформы — низкое качество территориальных схем. Некоторые из них разработаны на неверных статистических данных, в  других не учтены объекты. В ряде регионов в судебном порядке они вообще были отменены. Какой выход из сложившейся ситуации видите вы? Будет ли в ближайшее время проводиться аудит терсхем?

Нам предстоит отдельная работа по анализу территориальных схем, урегулированию разногласий между регионами и созданию единой информационной системы для учета отходов и установлению единых требований к их размещению. Необходимо понять, как регионы подошли к работе и как обстоят дела с созданием инфраструктуры. Мы поставили себе срок провести ревизию территориальных схем обращения с отходами всех 85 субъектов до конца третьего квартала 2019 года. Около 50% схем имеют электронные версии. Проверка в электронном формате может быть сделана достаточно оперативно. С оставшейся половиной нам придется работать по бумажным носителям, что достаточно трудоемко, но я уверен, мы справимся.