drag_handle
Вступить в Ассоциацию «Чистая страна»
Свернуть keyboard_arrow_up
Максимальный размер
вложенных файлов — 10 Мб
info Порядок вступления
в ассоциацию «Чистая страна»
info Список документов, необходимых
для вступления в ассоциацию
15:01
01.09.2022

Евгений Михайлов: «Необходим запрет на захоронение органических отходов»

Евгений Михайлов: «Необходим запрет на захоронение органических отходов»

К 2030 году полигонное захоронение должно сократиться на 50%. Такую цель ставит нацпроект «Экология». С учетом того, что в России ежегодно образуется 60 млн тонн отходов, речь идет о 30 млн, которые, по сути, должны отправиться на переработку. Какие шаги нужно сделать для того, чтобы эти цифры с бумаги были перенесены в реальность? Почему регоператоры должны заниматься и промышленными отходами (V классом опасности), а единственный путь неперерабатываемой упаковки — РДФ. Как убрать с полигонов главный раздражающий фактор и избавить их от фильтрата? И почему главную роль в реализации «мусорной реформы» должна сыграть компенсация через расширенную ответственность производителя. Четыре проблемы на пути к экономике замкнутого цикла — RRR публикует позицию председателя совета директоров Группы «ЭкоЛайн» Евгения Михайлова, озвученную на ПМЭФ-2022.

Проблема первая: неучтенные отходы

В нашей стране ежегодно образуются порядка 60 млн тонн отходов. Кроме того, есть и неучтенные, которые находятся в «серой» зоне. Отходы сверх установленных в регионе нормативов часто уезжают под видом промышленных или замешанными в строительные, минуя регоператоров, и их жизненный цикл заканчивается в ближайших карьерах, оврагах и лесах.

Необходимо рассмотреть вопрос, чтобы региональные операторы занимались и промышленными отходами (V классом опасности), в отношении которых следует создать такую же систему прозрачности и контроля, как и для ТКО. Необходим четкий контроль за потоками промышленных отходов, наделение региональных операторов функциями по их обработке.

Цель нацпроекта «Экология» — к 2030 году сократить захоронение на 50%. Это означает, что 30 млн тонн отходов должны быть переработаны, а не уложены на карты размещения.

Проблема вторая: органика

Каждый год в России в МКД образуются 15 — 20 млн тонн органических отходов, пригодных к компостированию. И этот объем растет: результаты морфологического исследования в апреле этого года показывали рост до 48% в Москве и Московской области.

Именно органика является основным раздражающим фактором и причиной возникновения опасных газов, фильтрата, неприятного запаха и огромного количества птиц, облюбовавших свалки. Годовой объем фильтрата оценивается в 12 кубических километров. То есть ежегодно в стране образуется озеро Таймыр, состоящее из зловонного фильтрата.

Чтобы переломить ситуацию, необходим запрет на захоронение органических отходов. Сортировка должна обязательно включать этап отбора и компостирования органики. Результат компостирования — техногрунт — должен стать полноценным продуктом, и его необходимо стандартизировать. Отсыпка дорог не должна проводиться с использованием плодородного слоя почвы, хотя это дешевле. Необходимо наделить региональные власти обязанностью предоставлять рынок сбыта техногрунта в виде гарантированного заказа отсыпки дорог либо проектов рекультивации нарушенных земель.

Законодательно закрепив запрет на захоронение органики и сделав компостирование обязательным этапом переработки, мы не разрушаем сложившиеся природные экосистемы, не тратим плодородный слой почвы на строительные работы, а снижаем влияние полигонов на окружающую среду, исключая появление запаха и фильтрата, строим дороги из продукта переработки отходов.

Проблема третья: спрос на вторичные материальные ресурсы

На комплексах по переработке отходов Группы «ЭкоЛайн» перерабатываются 75% общего объема входящих отходов — это рекордный показатель в России. Из общего объема поступивших отходов извлекаются 20% вторичных материальных ресурсов (ВМР): из 30% производится техногрунт, 25% идут на производство RDF-топлива.

Этот показатель можно увеличить и вернуть в циклический оборот до 90% ВМР, сократив захоронение до 10 — 15%. Современное оборудование на комплексах по переработке отходов позволяет выбрать практически все компоненты (сейчас на переработку отбираются более 40 компонентов). Но что с ними делать дальше?

Только малая часть компонентов пользуется коммерческим спросом. Из всего потока отходов это порядка 6% ВМР.

В контексте проблемы переработки речь всегда заходит про ПЭТ-бутылки и алюминиевые банки. За счет стандартизации это очень востребованные материальные ресурсы, но их мало — в сумме это не более 5% потока отходов. Добавим сюда ПНД-флакон, чистую ПВД-пленку, некоторые металлы и закроем список востребованных у переработчиков позиций.

У остальных компонентов устойчивого сбыта нет. Без компенсации через расширенную ответственность производителя и не будет. Для большинства позиций в перечне ВМР сортировка и транспортировка обходятся в гораздо большую стоимость, чем само сырье.

Проблема четвертая: неперерабатываемые пластики

Около 9% в хвостах занимает неперерабатываемый пластик, например, упаковка типа дойпак может состоять из более чем 20 комбинаций материалов, что делает ее неперерабатываемой. Ее единственный путь — РДФ.

Отдельная проблема — полигонная пленка, пакеты, в которых люди выбрасывают мусор. Но для загрязненной пленки мощностей катастрофически не хватает. Даже наш строящийся завод «ЭкоЛайн-Вторпласт», который будет самым большим заводом в стране, сможет переработать 35 тысяч тонн полигонной пленки в год. Это немногим более трети от поступающего объема — мы отбираем более 100 тысяч тонн в год. Часть этого сырья будет перерабатываться, остаток должен идти в РДФ.

Пока мы не можем запретить неперерабатываемые пластики, единственный способ снижения захоронения — это производство РДФ. Надо создавать ценообразование, рынок и сертификацию продукта РДФ.

Сейчас доля производства РДФ топлива на наших комплексах по переработке отходов составляет 25%, вполне возможно увеличить производство до 35%. Калорийность РДФ, которое производится на КПО «Восток», почти 9 тысяч ккал/кг. Паритетная цена за ккал более 5000 рублей за тонну.

В масштабе страны потенциал производства составляет 16,5 млн тонн. Задача его распределения должна перейти к региональным властям, которые определят, куда будет направлен этот продукт. В противном случае РДФ не будет произведен, невостребованные пластики окажутся на карте захоронения.

Меры для реального сокращения захоронения

Таким образом, для выполнения целей нацпроекта «Экология» необходимы:

  1. Ограничение производства и продажи неперерабатываемой упаковки, максимально возможная замена одноразовых многоразовыми альтернативами.
  2. Четкий контроль за потоками промышленных отходов, наделение региональных операторов функциями по обработке промышленных отходов.
  3. Стандартизация требований к техническому грунту и РДФ-топливу как к продуктам.
  4. Регулирование и распределение региональными властями потоков техногрунта и топлива РДФ в деятельности субъекта.
  5. Внедрение стандарта сортировки пищевых отходов и компостирования и запрет на захоронение органики с 2030 года.
  6. Компенсация выборки неликвидных компонентов и отказ от субсидирования востребованных компонентов, эффективная система расширенной ответственности производителя.

Если условия для развития циклической экономики не будут создаваться, а продукты из ВМР не будут стимулироваться, будут отбираться всего 4 — 7% вторсырья, техногрунт не станут производить, а большая часть отходов пойдет на захоронение.

Фото: Пресс-служба группы «ЭкоЛайн»

Приложение
Чистая страна

Актуальные новости и события отрасли.
Онлайн общение между членами ассоциации
и участниками мероприятий.

Обратный звонок